Приветствую всех читателей журнала про идеи бизнеса в сети и, как показали темы последних статей, за ее пределами!

Сегодня в гостях у нас Олег Новиков — основатель и руководитель консалтингового агентства Holz-Expert, оказывающее услуги оптимизации и усовершенствования мебельного производства.

Игорь Огарев: Олег, добрый день! Как и почему вы решили заняться консалтингом в области мебельного производства?

Олег Новиков: Я уже 25 лет возглавляю фирму, осуществляющую поставки деревообрабатывающего оборудования для российских мебельных фабрик из Германии и Австрии. Это сложные и дорогостоящие станки. Чтобы их правильно выбрать и вписать в существующий технологический процесс приходится вникать в подробности работы предприятия в целом.

Часто процесс обсуждения, сравнения вариантов, расчетов производственных параметров превышал трудозатраты на, собственно, поставку станков. При этом иногда оказывалось, что проблемы клиентов вовсе не в оборудовании, а в неоптимальной организации производства.

В какой-то момент я понял, что эта работа может быть самостоятельным направлением деятельности и выполняться отдельно от станочного бизнеса. Тогда я стал изучать современные методики производственного менеджмента и искать зарубежных партнеров.

Игорь Огарев: Насколько часто обращаются в Вашу компанию за подобного рода услугами?

Олег Новиков: Похвастаться тем, что у нас нет отбоя от клиентов я не могу. Вначале я просто общался с нашими покупателями станков и объяснял им идею производственного консалтинга. Все говорили, что это очень интересно, но никто не был готов заказать эту работу. У нас привыкли платить за товар, который можно пощупать. А услуга – неосязаема. В России нет традиций пользоваться услугами.

Но ситуация постепенно меняется. Осознать необходимость помощи извне помогает кризис. Если раньше ошибки в организации производства маскировались сверхприбылями, то сейчас владельцы наконец увидели реальную эффективность своих бизнесов – вложено много, людей трудится много, площади заняты большие, даже продажи достаточно большие (насколько это возможно в кризис), а отдача в разы меньше, чем у тех же европейских коллег. Так что в 2015 и 2016 году к нам начали обращаться чаще. Причем клиенты стали выходить на связь самостоятельно, через сайт, соцсети, семинары и т.д.

Игорь Огарев: Получается, что кризис сыграл некую наставническую роль и однажды указал сразу всем менеджерам на их ошибки, которые те не торопились исправлять? 

Олег Новиков: Кризис заставил задуматься, но далеко не всех. Типичный ответ на наше предложение о сотрудничестве звучит так: «Очень интересно, но сейчас кризис, спад, поэтому не до реформ. Вот наладится сбыт, тогда мы и вернемся к этой теме».
Я сравниваю такой подход с нежеланием обращаться к врачу пока болеешь: «Пойду к доктору, когда выздоровлю». Странная логика…

Игорь Огарев: Консалтинг — пришел к нам с Запада. Сказывается ли сегодня на спрос Ваших услуг некий самобытный менталитет нашего человека, который всегда жил по принципу: «Я сам знаю и не надо меня учить, как правильно!»

Олег Новиков: Тех, кто действительно верит в то, что у них идеальная фабрика мало — это скорее бравада перед посторонними людьми. Многие мебельщики отчетливо осознают, что их бизнес в целом, а особенно производство, далеки от совершенства. Сами называют свои фабрики «колхозом», а какие персоналу дают эпитеты, что лучше не повторять. И это не от лени и разгильдяйства владельца и руководства. Просто бизнес рос слишком быстро, не давая пауз для обдумывания оптимальных путей. Только сейчас, в кризис возникла передышка и появилось время осмотреться. И потом – у нас же за ненадобностью не готовили специалистов по управлению производством. Поэтому элементарно не хватает знаний о том, как правильно организовать процессы. Другое дело, что даже понимая, что все не так уж хорошо с организацией производственных процессов, владелец предприятия легче принимает решение о покупке станка за 10 млн. рублей, чем о приглашении сторонних экспертов.

Игорь Огарев: Бывает ли такое, что наши люди берут и с «нуля» да в чистом поле начинают выстраивать мебельное производство, обратившись к вам?

Олег Новиков: Да были такие проекты несколько лет назад, но сейчас строительство новых фабрик в России в связи с известными событиями притормозилось. Поэтому к нам чаще обращаются те, кто хотят повысить эффективность действующих производств. О создании фабрик «с нуля» к нам обращаются из Казахстана и Украины.

Игорь Огарев: Когда вы обследуете существующие мебельные производства, то есть ли самые распространенные ошибки, которые встречаются ну буквально у всех?

Олег Новиков: Да. Типичной бедой российских предприятий является перепроизводство (производство на склад на будущее или про запас) и высокий уровень незавершенного производства (горы заготовок между станками). Причем владельцы не осознают и первое, и второе как проблему. Это объясняется тем, что мало кто тщательно считает свою себестоимость и рентабельность. Все внимание уделяется продажам и прибыли. Как когда-то начинали с уровня «купил, продал, разницу положил в карман», так и продолжают работать, хотя уже стали солидными предприятиями.

Когда мы собираем команду сотрудников предприятия и начинаем на цифрах разбирать куда у собственника улетают миллионы, бывает любопытно слышать, когда, например, экономист в сердцах заявляет шефу: «Иван Иванович, я же Вам сколько раз говорила, какие суммы мы теряем на распродаже залежавшихся моделей, которые выпустили не под клиента, а для «экономии» ДСП!»

Игорь Огарев: Выходит, что в идеале мебель нужно выпускать исключительно под конкретный заказ. Но как же равномерно распределять нагрузку на рабочих, ведь заказы поступают на мебельную фабрику неравномерно?

Олег Новиков: Если обратиться к мировому опыту, то расцвет массового поточного производства пришелся на годы Второй мировой войны и годы восстановления. Все последующие годы прошли под знаком индивидуализации. Клиент больше не хочет носить одинаковую одежду и обставлять типовое жилье стандартной мебелью. И этот процесс стремительно нарастает в последние годы.  Если при этом выпускать, например, пять моделей мебели в 1-м, 3-х цветах (как пресловутые «стенки» в советское время), то выгоднее делать это партиями и на склад. Здесь не ошибешься со спросом – рано или поздно любое изделие будет куплено.

Если же количество сочетаний моделей и видов отделки исчисляется сотнями, а спрос быстро меняется, появляются новые модели, а старые снимаются с производства, то склад держать рискованно. Но есть и другие примеры. Например, ИКЕА успешно работает на склад, но тогда все процессы, модельный ряд и методика продаж соответствуют этой концепции производства.

Проблемы начинаются, когда пытаются усидеть на двух стульях – имея производство, выстроенное для работы на заказ, с широким и быстро меняющимся ассортиментом, пытаются часть продукции отправлять на склад. Вот такой подход сопряжен с рисками того, что часть товара застрянет и придется его продавать со значительными скидками.

Игорь Огарев: Тренд бережливого производства насколько применим в мебельной отрасли в России?

Олег Новиков: Это универсальная концепция, которая применима во всех отраслях, включая и мебельную. Очень полезно переключить внимание с загрузки оборудования и персонала на непрерывный поток создания ценности, научиться видеть и устранять потери. Но внедрять методы бережливого производства надо с умом, без фанатизма, с учетом особенностей именно мебельного производства.

В своей работе мы опираемся на различные теории – и на бережливое производство, и на теорию ограничений, и на теорию массового обслуживания и т.д. Но мы стараемся нашим клиентам давать практические решения, не затуманивая им головы излишним теоретизированием. Мы даже не используем модных японских словечек, которые связаны как раз с бережливым производством.

Дело в том, что консультантов часто как раз и не хотят приглашать, из-за того, что некоторые из них слишком увлекаются специальными терминами, забывая о здравом смысле и об отраслевых особенностях.

Игорь Огарев: Спасибо за интервью!

Источник изображения на главной — holzex.ru.

Игорь Огарев
Создатель блога бизнес идей ogaryov.com, владелец студии разработки сайтов Игоря Огарева — Ogaryov.Ru, WordPress fan;)